Рост рынка банков Ростовской области

кризис и последствия

кризис и последствия

РОСТ РЫНКА БЫЛ ОСНОВАН НА ОПТИМИЗМЕ

Анализируя итоги работы банков в Ростовской области за последние пять месяцев этого года, ГЕННАДИЙ МУСИЕНКО отмечает, что динамика прироста портфелей крайне позитивная и внешне, казалось бы, повода для беспокойства нет. Однако хрупкость установившегося «мира» на финансовых рынках заставляет смотреть немного дальше текущих отчетностей и цифр, поскольку последние события на мировой арене капитала говорят о том, что вероятность повторения сценария 2008 г. все еще крайне высока. Пока этот «взгляд дальше» заставляет насторожиться.

Снова откат назад

По мнению г-на Мусиенко, новые при-знаки нестабильности, которые фиксируют финансовые эксперты, говорят о том, что ключевые причины кризиса не могли быть решены в столь короткие сроки.

Поскольку еще официально итоги полугодия не подведены, могли бы вы дать оценку промежуточным результатам вашей деятельности за истекший период 2010 года. Есть поводы для оптимизма? — Если бы мы с вами разговаривали до 1 мая, я бы, наверное, был довольно оптимистичен. Ведь внешне рынок действи-тельно оживляется. По большинству банков, в том числе и нашему, мы видим положительную динамику — рост прибыли, хорошие квартальные показатели, уменьшение рисков — произошла приостановка по невозвратам кредитов, пошел обратный процесс, и кредитный портфель начал увеличиваться, в том числе и в сегменте юр-лиц. Но на фоне этого оживления настораживают текущие тренды на финансовых рынках, которые мы накануне обсуждали с коллегами при оценках полугодия.

Прежде всего, это начавшийся отток денежных средств, отсутствие покупок облигаций, активизировавшийся перевод средств в золото, а также «побеги» в доллар. Похожая волна пошла по акциям — практически откат на два года назад, боюсь, все это в совокупности ощутимо повлияет на итоги второго квартала.

А чем вы это объясняете?

— Вероятнее всего, мы все еще пожинаем плоды тех проблем, с которыми столкнулись в 2008 году. По-моему, все принятые меры не могли в столь короткий промежуток времени искоренить причины кризиса. Как мне кажется, начавшийся рост рынка был основан в большей степени на оптимизме его участников. И как только проявляются симптомы первого кризиса, оптимизм улетучивается, и люди снова начинают искать надежные источники сохранения средств. И над рынками вновь начинает витать настроение нестабильности…

— Чтобы не поддаваться подобным на-строениям, я лично предпочитаю монито-рить ситуацию по акциям «Роснефти». Когда было ее первичное размещение, то самое народное 1РО, я решил поучаствовать и поставить эксперимент на себе. Около трех лет назад я их купил по 192 рубля, если не ошибаюсь. И продал, когда они подросли до 220 рублей. Я не играл на долгую, но следить за их котировками продолжаю. Так вот потом они подскочили до 240. А после этого случились известные события 2008 года, когда все упало. И сейчас они, после начала оптимистичных настроений, поднявшись аж до 246 рублей, снизились уже до 206 рублей на ожиданиях уменьшения цен на нефть. Это, по моим наблюдениям, существенный откат назад.

Если брать не только макроэкономику, а посмотреть на наш регион, то мы увидим, что вряд ли так существенно выросло потребление, кроме конъюнктурных вещей вроде господдержки автокредитования. Производ¬ство, насколько я видел по отчетам, не увеличилось. Единственное отличие этого периода от первой волны — нет массовых сокращений, урезания зарплат.

Раз уж затронули наш регион, то не стоит забывать, что на фоне падения индекса производства на Дону неплохо чувствовала себя пищевка и аграрная отрасль.
— Да, но в то же время надо понимать, что и производители зерна и подсолнечника, которыми силен наш регион, в скором по чувствуют уменьшение потребления как во всем мире, так и в России. Хотя опять-таки для меня до сих пор остается загадкой рост «Магнита» и его объемных показателей. При том, что ряд сетей продритейла у нас либо легли, либо были проданы.

По этому поводу некоторые аналитики говорят, что в этот кризис смогли выжить и удержаться только лидеры рынка. На рынке прессы, к примеру, так и случилось. По-моему, в случае с «Магнитом» сработала та же закономерность — он лидер в сегменте дискаунтеров.
— Может быть. С этим можно согласиться, если смотреть на федеральном уровне. Что касается регионов, то если бы оста¬ лись одни лидеры, то это было бы край¬ не оптимистично. Я, например, не помню существенных случаев очищения местных рынков от не-лидеров.

Автокредитование показало свою жизнеспособность.

Геннадий Мусиенко отмечает, что за прошедшие пять месяцев пик кредитной активности пришелся на апрель. За один этот месяц банк прокредитовал своих клиентов на сумму, равную почти половине объема выданных кредитов за весь первый квартал этого года. При этом, по словам г-на Мусиенко, обращает на себя внимание заметный прирост по автокредитованию, во многом обусловленный актив-ной господдержкой этого сектора рынка.

Какова динамика по вашему кредитному портфелю, по средствам вкладчиков за первые пять месяцев 2010 года?
— По депозитам мы приросли более чем на полтора миллиарда рублей. На начало мая этого года портфель по вкладам физлиц со ставил пять миллиардов рублей. По кредитам прирост тоже есть, но менее существенный. На 1 мая наш кредитный портфель — почти 12 миллиардов рублей. Примерно по трети в нем приходится на потребкредитование, ипотеку, малый бизнес и порядка 10% — автокредиты. Если смотреть по выдачам, то крайне показателен апрель 2010 года — за этот месяц мы выдали больше 1300 кредитов на 343 миллиона рублей. А это 43% от объема всех выданных кредитов за первый квартал 2010-го. Наибольший удельный вес в этом объеме, конечно, составило потребкредитование.

А как с автокредитами ситуация?
— За апрель прирост составил 17%. Это достаточно хороший продукт, который показал свою жизнеспособность, прежде всего, по рискам. С другой стороны, развитие рынка тоже оказало положительное воздействие. По первому кварталу мы не ожидали роста автокредитования, а оно произошло. Когда в марте мы зафиксировали снижение количества выдач и начали мониторить, то решили проехаться по салонам. Причина оказалась банальной — просто нет машин… То есть реально спрос превысил предложение. Существенную поддержку этому рынку оказала, конечно, и госпрограмма по утилизации автомобилей — сегодня у нас огромное количество заявок по основному игроку в этой программе — «Ростов-Ладе», и ростовчане находятся в ожидании автомобилей.

С июня этого года вы совместно с Внешэкономбанком запускаете программу господдержки ипотечного рынка. Уже известно, какие застройщики будут участвовать в ней?
— С 1 июня 2010 года наши клиенты получают возможность привлекать субсидированные ипотечные кредиты под 11% годовых в рублях. Процентная ставка по таким кредитам является единой для всех заемщиков — независимо от условий кредитования. В этой программе должны участвовать конкретные аккредитованные застройщики, которые в течение двух ближайших лет намерены сдать существенные объемы жилья. В настоящий момент мы отобрали и представили порядка восьми таких застройщиков.

Летом прошлого года вы запустили программу «Витрина залогового имущества». Спустя почти год как оцениваете ее результаты? Она вообще работает?
— Работает. И результаты есть. Если брать объемы ипотечного кредитования, то около 10-15 сделок идут через нашу «Витрину». А почему бы и нет? Там довольно низкие процентные ставки — на сегодняшний день 8%. Вот буквально на днях прошла сделка на 26 миллионов. По малому бизнесу. Был выкуплен объект коммерческой недвижимости. Ведь мы фактически кредитуем предприятие, которое выкупает залоговое имущество, выставленное нами.

Кризис и его последствияМы внимательно смотрим на Шахты и Азов.

По словам г-на Мусиенко, ВТБ24 в ближайшие годы продолжит наращивать свое присутствие в Ростовской области. В основном, это будет происходить за счет увеличения количества офисов в донской столице.

В последнее время вы довольно активно развиваете сеть офисов по Ростову. Как планируете выстраивать ее в дальнейшем?

— Ростовская область сегодня по количеству офисов нашего банка и по развитию является одним из лидеров помимо Санкт-Петербурга, Екатеринбурга. В этом году мы намерены открыть три новых офиса в Ростове — на Нагибина, Сельмаше и на Садовой. Таким образом, 2010 год мы закончим с пятнадцатью офиса¬ми по области. В 2011 году запланировано еще пять офисов. Думаем, что при подведении ито¬гов в июле, мы будем принимать решение, где именно это будет происходить.

А как же с областью?
— Мы изначально, основываясь на собственном опыте и опыте западных банков, вели себя осторожно за пределами Ростова. И осваивали города с населением более 100 тысяч. Таких городов на Дону немного. Сначала открыли один офис в Таганроге, по том второй, затем открыли по офису в Волгодонске и в Новочеркасске, но затем все же решили сконцентрироваться в Ростове.
Мы внимательно смотрели и смотрим на Шахты и Азов, но пока не торопимся туда идти — на данный момент нам интересны города с максимально высокой концентрацией населения.

Как вы считаете, есть ли сегодня конкуренция на банковском рынке города? Внешне кажется, что вы довольно мирно уживаетесь друг с другом.
— Конечно, есть. Эксперты давно говорят, что в Ростовской области рынок крайне перена сыщен банками — мы одни из лидеров по этому показателю. В таких условиях без конкуренции не обойтись.

Тогда спрошу иначе — настолько ли в нашем регионе она высока, чтобы сподвигнуть игроков конкурировать сервисом и услугами?
— Достаточно. Понимание того, что потребитель может перейти в другой банк, у всех есть. В студенческие годы я открывал предприятие, ИП. Так вот я пошел в один из госбанков, которых было три на тот момент. Идля того, чтобы открыть счет, нужно было разрешение управляющей этого банка. Я не знаю, на чем оно основывалось. Мы с прия телем сели напротив нее, она окинула нас тяжелым взором и вынесла вердикт — ну, ладно, вам — можно. У нас не было других варинтов. Мы не кредит просили, а всего лишьоткрыть счет. Сегодня это уже кажется забавной байкой. Достаточно посмотреть на условия по ключевым продуктам в банках, чтобы увидеть, что идет рыночная борьба: по ставкам кредитов, депозитов.

Какие задачи стоят перед вами на ближайшие годы?
— Прежде всего, опережать рынок. Изначаль но ставилась задача занять 10% рынка через пять лет. Мы подходим к завершению этой пятилетки, а задача была выполнена еще летом прошлого года. Кризис показал, что мы устойчиво стоим на ногах. До 2012 года мы будем работать над увеличением экономической эффективности, то есть прибыли, и наших объемов на 35-40% — это касается кредитного портфеля, количества клиентов, депозитов. В том числе и для этого будем продолжать наращивать сеть своих офисов в области.

Журнал «Деловой квартал» Владимир Колодкин

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *